2017

senseisekai


Валекс о...

так видит мир боевой маг


Previous Entry Share Next Entry
Базовое противоречие на руинах ИГИЛа
тер
senseisekai
Оригинал взят у el_murid в Базовое противоречие
Активность про-асадовских сил, наступающих к Дейр-эз-Зору с двух направлений, вполне объяснима. Вопрос стоит о будущем режима в Дамаске после того, как ИГИЛ выдавят в пустыню.



ИГ, кстати, вполне трезво оценивает обстановку и самостоятельно выходит из Сирии и Ирака, переводя свою оргструктуру в подпольный формат, готовясь в третий раз за свою пятнадцатилетнюю историю переждать трудные времена в таком виде. Политической задачей ИГ является не просто уход, а создание при этом максимально конфликтной ситуации между формальными "победителями", которые и без того не имеют между собой никаких точек соприкосновения, кроме декларируемой "борьбы с терроризмом". При этом даже нет смысла упоминать, что "борцы" сами практически ничем от террористов (по крайней мере по степени свирепости отношения к "освобождаемому" гражданскому населению) уже давно не отличаются.

Асаду нужен контроль над сирийскими месторождениями восточнее Дейр-эз-Зора. Крупнейшими из них являются Аль-Танак и Аль-Омар. Сейчас они, конечно, серьезным образом деградировали и вряд ли с них удастся снимать хотя бы довоенные объемы. ИГИЛ эксплуатирует месторождения предельно варварски, что вполне объяснимо с точки зрения стратегии выживания, а не развития.

Тем не менее, даже половина объемов нефти, которые удавалось добывать до войны - это примерно 150 тысяч баррелей в сутки. При полностью разрушенной экономике Сирии большая часть этой нефти может пойти на внешний рынок, дав в руки Асаду хоть какой-то ресурс. Интерес в этом проявляют и "союзники" - Иран и Россия. Неудача в решении этого вопроса поставит перед ними проблему бесконечного содержания режима и необходимость развязывания войны с теми, кто сумеет раньше Асада овладеть месторождениями. Уже ясно, кто это может быть - курды. Война с курдами столкнет союзников Асада с США, что для России и Ирана, и без того названными главной угрозой нацбезопасности США, совсем нежелательно.

Отсюда и спешка. Ракка, по разным оценкам, будет держаться еще месяца два, возможно, три. Как раз здесь Асад, Кремль и Тегеран являются болельщиками "за ИГИЛ", хотя откровенно помогать ему в обороне города (прямо или опосредовано) они, конечно, не рискнут.

Перед Асадом три очевидные проблемы. Во-первых, нужно дойти до Дейра. Задача выполнимая, но имея под рукой буквально бригаду, которую периодически усиливают  ротой-другой республиканской гвардии (сейчас в Сухне как раз действует несколько ее подразделений просто потому, что на наемников нет никакой надежды), сроки решения этой задачи могут измеряться месяцом-двумя. Вторая задача - взятие Дейр-эз-Зора, третья - контроль над месторождениями.

Второй этап будет зависеть от того, как у курдов идут дела в Ракке. Если оборона города падет или будет близка к этому, правительству придется плюнуть на освобождение Дейр-эз-Зора или по крайней мере не втягиваться всеми силами в этот малопредсказуемый процесс. До сих пор сирийцы всерьез не сталкивались ни разу с элитой ИГИЛ. Парадокс, но это так - профессионалы из Джейш-аль-Осры, Джейш-аль-Калифа еще не воевали с про-асадовскими силами по-настоящему. Отдельные столкновения, которые происходили между ними, неизменно заканчивались тяжелейшими проблемами для сирийцев, для выравнивания которых требовалась внешняя поддержка. Пример - рассечение анклава сирийцев в Дейр-эз-Зоре, разгром которого предотвратили в основном американцы (точнее, коалиция), целый месяц в конце прошлого года нанося авиаудары по боевикам ИГИЛ. Второй пример - та же Пальмира, которую ИГИЛ с легкостью в течение буквально недели очистил от кратно превосходящих сил противника. Вместе с мобильными группами местного игиловского ополчения в событиях принимали участие всего-навсего 200-250 боевиков "Аль-Калифы". Именно они последовательно "снесли" примерно десяток блок-постов вокруг города и оголили внешнюю оборону, после чего оборонять сам город стало практически бесперспективно.

Если времени будет в обрез, Асаду (точнее, тем, кто сейчас рулит процессом) придется принимать крайне непростое решение: идти к месторождениям на восточном берегу Евфрата, оставляя за спиной 3-4 тысячи самых боеспособных боевиков ИГИЛ в Дейр-эз-Зоре. Дефицит времени будет определяться двумя факторами - курдским и угрозой подрыва месторождений. ИГИЛ может взять на вооружение опыт Саддама Хусейна, который создал колоссальные проблемы победителям, когда зажег в пустыне сотни факелов на месте вышек. Уже поэтому задача взятия под контроль месторождений выглядит весьма и весьма непростой - здесь будет требоваться не туфтовое закрашивание карты в правильные цвета, а реальный результат.

Для курдов задача взятия месторождений "под себя" также является очень важной - это фактически основа их независимости и субъектности. Без них судьба сирийских курдов очевидна - их просто передадут на баланс Барзани, для которого все эти игры в социализм совершенно неинтересны. Человек давно пришел к успеху, у него нормальный простроенный бизнес, сейчас решается вопрос политической независимости, которую иракские курды, прямо скажем, стоически и героически выстрадали. Поэтому РПК Барзани быстро приведет к порядку, благо возможности пешмерги на порядок выше партизанщины сирийских курдов. Контроль над сирийской нефтью для РПК - основа их субъектности, увесистый аргумент в любом торге.

Конфликт между сирийцами и курдами уже заложен, и теперь для ИГИЛ возникает возможность запустить его в своих интересах. Как именно будет решаться этот вопрос, сейчас сказать сложно - есть варианты. Кто первый придет к финишу, у того и будут максимальные потери. ИГ обязательно уравняет шансы курдов и Асада и постарается их столкнуть. Это, кстати, важно и для дальнейшей стратегии ИГИЛ - им нужно будет решать вопрос обороны южной части "вилайета Фурат" - базы "инфраструктуры выживания".

promo senseisekai june 27, 2015 20:14 15
Buy for 30 tokens
Война и смерть пришла в дома украинцев. И убитых хоронят неопознанными, живых держат в плену террористы. А родные не знают, маются в неизвестности. Я, вспомнил фильм про Мессинга, как к нему приходили с фото, узнать жив ли на фронте сын, муж, отец. Не думал что наступят снова такие времена, когда…

?

Log in

No account? Create an account